Вторник, 20 Ноября 2018
"Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!" بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ
 
Rus En Ar
Статьи > Библиотека > Доклады, научные статьи, тексты выступлений > Остановить запреты на литературу

Выступление Председателя Совета муфтиев россии муфтия шейха Равиля Гайнутдина на заседании Круглого стола в Общественной палате 3 марта 2009 года

Уважаемые коллеги, дамы и господа, братья и сестры!

Позвольте поприветствовать вас традиционым мусульманским приветствием и пожелать мира, благополучия и процветания!

За те годы свободы, которые мы получили благодаря действующей Конституции России и законодательству о свободе совести, благодаря взвешенной и сбалансированной политике Президента и Правительства России, мы привыкли открыто говорить о наших успехах и наших проблемах. Мы чувствуем заботу о нас со стороны федеральной власти, ее помощь. К сожалению, в последнее время на уровне региональных властей, причем зачастую даже районных, возникли негативные тенденции.

Сегодня мы обсуждаем актуальнейший вопрос, который стал перед всеми верующими нашей страны, хотя острее всего, наверное, он ощущается, прежде всего мусульманами. Федеральный закон о борьбе с экстремизмом выявил на практике ряд серьезных упущений в механизме его реализации. Разумеется, мы сейчас ведем речь о той части закона, который касается непосредственно религиозных вопросов.

Во-первых, при рассмотрении вопросов о признании религиозной литературы экстремистской, не обеспечено права граждан России на защиту закона: и автор рассматриваемой литературы  и  издатель, если они есть и живут в России,  оказываются лишены права на оспаривание позиции обвинения в суде, хотя и автор, и издатель в результате признания той или иной книги экстремистской несут существенный урон в гражданском и имущественном отношении. Конституция России гарантирует каждому право на защиту в суде, но в данном случае федеральный закон о борьбе с экстремизмом это право граждан России ущемляет! Дело дошло до того, что издатель не может фактически ознакомиться даже с полным определением суда и с экспертными заключениями, легшими в основу решения суда!

Я прошу обратить на это внимание всех присутствующих, а также хотелось бы довести до сведения народных избранников – депутатов, тем более, что жизнт показывает, к чему приводит это правовое упущение на практике: районные суды в Пензенской и Оренбургской области признали экстремистскими целые списки мусульманской литературы, не пригласив на рассмотрение дел ни издателей, ни представителей централизованных мусульманских организаций, санкционировавших издание части этой литературы. Мы признаем, что некоторая часть этих книг действительно является духовно вредной и вполне заслуживает такого решения суда, но значительная часть книг из этого списка дискуссионна, а некоторые – полезны.

Во-вторых, в части экспертизы не привлекаются религиоведы вообще и исламоведы в частности, всё ограничивается лингвистами и психологами. И те на основе констатации факта, что в книге часто повторяется слово «ислам», делают ПРАВОВОЕ заключение, что в этой книге пропагандируется «превосходство ислама над другими религиями»! При том, что любая религия учит о своем духовном превосходстве над остальными, и этот тезис вне рамок правового регулирования. Закон запрещает только призывы к конкретному ущемлению кого-либо в его правах человека и гражданина.

Вызывает сомнение и данное лингвистам и психологам право отвечать на вопросы о толковании норм закона, в части определения экстремизма как юридического термина. Лингвисты и психологи, не будучи специалистами в религиоведении, о реальном содержании книг не могут иметь адекватного представления.

В-третьих, экспертиза проводится на уровне районных прокуроров и судей, хотя ее результаты получают обязательную силу на всей территории Российской Федерации. Отсутствие на районном уровне специалистов безусловно сказывается на качестве экспертизы. Намеренно или нет, но в экспертизе в Городищенском районном суде все заключения строились на основе мнений двух местных молодых лингвисток со стажем работы около 2 лет.

В результате их изысканий и скороспелого решения районного суда в списке экстремистской литературы оказались и всемирная признанная книга «Личность мусульманина», которая целиком и полностью направлена на то, чтобы воспитать в мусульманине личность, не имеющую ничего общего с радикализмом и экстремизмом. Этот же суд объявил экстремистским и одно из посланий ныне покойного Главы Исламской Республики Иран аятоллы Хомейни к своему же народу, что выглядит как вызов внешней политике Президента России и МИД РФ, как намеренная дипломатическая провокация, чреватая ухудшением международных связей России в Центральной Азии.

Была признана экстремистской статья в интернете кандидата философских наук, сотрудника Академии наук Азербайджана Айдына Али-заде, который в статье о народном празднике Навруз для Энциклопедии по Исламу без каких-либо оценок и призывов констатировал, что Навруз не исламский, а зороастрийский праздник! В этом усмотрели «ненависть к зороастризму», светскую религиоведческую статью запретили, сайт закрыли. Увы, подобные запреты позорят на весь мир отечественную науку. А основание этого запрета – субъективное мнение одного эксперта из Уфы.

Наконец, в-чевертых, в самом законе нечетко прописаны или не расшифрованы нормы, определяющие наличие экстремистских признаков. В основном повторяются нормы Уголовного кодекса, однако повторение не дает ничего нового для установления самого явления, и в результате усиливается возможность произвольного, субъективного толкования, ущемляющего права граждан.

Полагаю, что такое положение вещей наносит ущерб созидательным процессам в нашей стране, лишает российских граждан их конституционного права на защиту, бросает тень на нашу Родину за рубежом, подвигает Европейский суд выносить решения не в пользу Российской Федерации. Впервые после второй мировой войны в Европейском суде уже заговорили о возможности квалифицировать такое положение вещей уже не только в рамках норм о свободе совести, но и с точки зрения права на свободу мысли!

Совет муфтиев России за того, чтобы ограничить хождение среди верующих ряда зарубежных изданий, предназначенных для читателей моноконфессиональных стран. Однако, как отмечала российская императрица Екатерина Вторая, с идеями можно бороться только идеями, а административные меры эффективны только в случае прямого подстрекательства к противозаконным действиям и публичного одобрения таких действий. Не следует забывать и то, что в нашей стране исторически было много запретов и что «запретный плод был всегда сладок», вызывая повышенный общественный интерес и обеспечивая своего рода «моду» на запрещенное властью и превращая опальных авторов во «властителей дум».

По-моему, наш естественный патриотизм должен подвигнуть нас сегодня к тому, чтобы мы спокойно и взвешенно начали исправлять имеющие место упущения в законе. Главное же, что мы хотели бы предложить нашей центральной власти, это идею создания на федеральном уровне, при каком-либо из органов власти Федерального Экспертного религиоведческого совета, в который бы вошли наиболее авторитетные российские ученые-религиоведы, включая исламоведов, лингвисты, психологи, юристы, а также чтобы при рассмотрении дел участвовали представители соответствующих религиозных организаций, богословы.

Полагаем, что таким способом можно остановить фестиваль районных запретов федерального масштаба на свободу мысли и совести! Само решение о создании такого совета, возможно, не требует изменения в закон и каких-то длительных процедур и может быть проведено указом Президента и соответствующими актами Верховного суда РФ и Генпрокуратуры РФ. После создания такого органа любые дела, связанные с запретом книг, что само по себе должно быть исключительной мерой наказания, должны инициироваться не ниже, чем судами субъектов Федерации, а экспертное заключение должно готовиться исключительно Федеральным экспертным органом. Вот это предложение я и хотел бы включить в текст документа, который, я думаю, примет наш Круглый стол. 


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку