Суббота, 04 Декабря 2021
بِسْمِ  اللّهِ  الرَّحْمـَنِ  الرَّحِيمِ "Во имя Аллаха, милостивого, милосердного!"
 
Rus En Ar
Статьи > СМР > Конференции, поездки и встречи > Выступление доктора теологии Дамира Мухетдинова на ХI Международном форуме «Ислам в мультикультурном мире»

Выступление доктора теологии Дамира Мухетдинова на ХI Международном форуме «Ислам в мультикультурном мире»
ХI Международный форум «Ислам в мультикультурном мире». Выступление первого заместителя председателя ДУМ РФ доктора теологии Дамира Мухетдинова на пленарном заседании:



Дорогие братья и сестры, дамы и господа!

Приветствую вас пожеланиями мира, милости Всевышнего и Его благословения! Выражаю признательность Казанскому федеральному университету и лично его ректору, профессору Ильшату Рафкатовичу Гафурову за многолетнее плодотворное сотрудничество нашего Духовного управления с Казанским университетом. Одним из его ярких проявлений является ежегодный Международный форум «Ислам в мультикультурном мире».

Я хотел бы углубиться в вопросы нашей российской уммы и те процессы, которые мы наблюдаем в последние десятилетия. Практически два календарных года, которые мы живем в условиях пандемии, заставляют задуматься о ее социоэкономических, демографических, политических последствиях. За год, прошедший с нашей последней встречи в рамках форума «Ислам в мультикультурном мире», серьезно изменился политический ландшафт в центральной части Евразийского континента, на Южном Кавказе, в который раз политические потрясения пережил Кыргызстан. По периметру южных границ России мы видим нарастание пассионарности, политической и социальной энергии. И все это на фоне рекордов смертности и убыли населения в нашей стране.

Анализируя эти процессы, мы задаемся вопросами о том, каким будет облик и внутренние принципы самоорганизации наших мусульманских общин в России уже в недалеком будущем. Признаки активизации внутренней и внешней миграции налицо, а старожилы общин из числа коренных жителей, чьим авторитетом испокон веку поддерживались порядки в мечетях, напротив, лишены возможности активно посещать мечети из-за угрозы коронавируса. Все это приводит к распаду установившейся в нашей стране еще в имперское время системе ответственности за мусульманскую религиозную инфраструктуру.

Не открою Америки, когда напомню, что вплоть до совсем недавнего по историческим меркам времени именно татары как нация выступала консолидирующим, системообразующим звеном в жизни уммы Российской империи, Советского Союза, поскольку основная часть инфраструктуры – будь то мечетей или медресе, предприятий книгопечатания и издания периодики во внутренней России – контролировалась, окормлялась преимущественно татарами при некотором участии духовенства и общественно-политических деятелей из числа башкир, казахов и кавказских народов. Тысячи мечетей от Дальнего Востока до западных рубежей России строились татарами, поэтому именовались в Российской империи «татарскими» и располагались в одноименных же слободах.

После 70-летия агрессивной атеистической политики государства одним из наиболее ассимилированных, обрусевших народов современной России оказались тоже татары. Стоит ли удивляться, что в результате активной миграции молодых, полных сил и энергии верующих из российского Кавказа, из сопредельных республик, демографический состав среднестатистической мусульманской общины той или иной мечети или молельного дома кардинально сменился.

Волна переселенцев с Северного Кавказа вскоре сменилась волной иммигрантов из сопредельных государств Средней Азии и Закавказья. А сейчас наступил и следующий этап – этап ротации духовенства. Места имамов мечетей занимают те же иммигранты, которые еще буквально вчера не имели даже российского паспорта и тем более они не включены в локальный культурно-исторический контекст. В условиях слабости системообразующего компонента, могут возникнуть и возникают напряжение и конфликты на межэтническом, внутриконфессиональном, внутримазхабном уровнях, между носителями различных локальных традиций, взглядов, идеологий и вероучений.

В реальной жизни может происходить так: сплоченные землячества того или иного этноса оказывают давление на духовенство, настаивая на возможности проведения в мечети своей специфической обрядности, традиций, ритуалов. Увидев, к примеру, проведение суфийских молитвенных обрядов, зикров, о своих пожеланиях – предоставлении храмов для проведения обрядов – заявляют шииты и другие представители самых разных течений и направлений мысли. Татары как нация веками обеспечивали универсализм общинной жизни, подводя к единому знаменателю все разноцветие духовных традиций российских мусульман. И сегодня, во-многом, обеспечивают социокультурное единство, порой даже в ущерб собственным интересам культурного самоопределения и сохранения, когда, например, духовенство не может читать проповедь на родном татарском языке, дабы все понимали проповедь на русском. Мы все прекрасно понимаем, что оптика оценки тех или иных общественно-политических процессов из Москвы, Уфы, Дербента,  Казани, Бахчисарая может разительно отличаться.

Анализируя ситуацию с позиции общероссийских мусульманских интересов, мы в Духовном управлении мусульман Российской Федерации понимаем опасность возведения в ранг единственно возможной доктрины различные локальные традиции или привнесенные извне традиции. Скажу более: возведение какой-либо идеи, взгляда в разряд доктрины, превращение его в догму, перевод в разряд сакрального, дает определенным политикам и враждебно настроенным людям инструменты преследовать и дискредитировать все другие традиции. Сегодня начали, не без помощи заинтересованных из среды самих же мусульман лиц, с одних, завтра придут за другими. Поэтому, то, что является безусловно приемлемой и необходимой частью традиции в одном регионе, в соседнем регионе может быть воспринято как нечто возмутительное и антиисламское. Несколько лет назад две соседствующие на российском Северном Кавказе республики заняли диаметральную позицию по отношению к фильму великого иранского режиссера о пророке Мухаммаде (мир ему). В одном регионе киноленту помпезно презентовали, в другом – соседнем – отвергали из-за имеющейся шиитской трактовки событий из жизни Посланника. Антишиитские высказывания буквально несколько дней назад звучали и из уст высшего татарстанского духовенства. Также мы помним, когда политики на всех уровнях пытались сказать, что суфизм – это мирная форма существования, а другие – политологи и исламоведы, в частности, Алексей Всеволодович Малашенко – напоминали: не забывайте, под чьими знаменами воевал имам Шамиль на Северном Кавказе. Это применительно к суфийской традиции.

Мы понимаем, что в современных реалиях тот самый универсальный «золотой стандарт» управления общинами и религиозной инфраструктурой, выработанный Оренбургским магометанским духовным собранием и его татарским духовенством, с определенной точки зрения, вероятно, даже вредит татарам как этнической общности. В единых многонациональных локальных общинах удельный вес татарского компонента оказывается настолько мал, что религиозная жизнь не играет роли фундамента национального самосознания и национальной жизни. А татарам, приходящим в мечеть и мыслящим себя наследниками предыдущих поколений, основавших общины, воспитавших духовенство, построивших мечети и медресе, напечатавших учебную и богословскую литературу – им хочется услышать в мечети живую татарскую речь, проповедь на родном языке, национальный дух.

Об этом задумывался еще покойный Валиулла Якупов, когда писал о будущем исламских общин в этноконфессиональных общинах – татарской, чеченской, даргинской и т.п. Не исключено, что в ближайшие годы мы и увидим частичную реализацию такого сюжета. Причина тому: жесточайший дефицит культовой инфраструктуры, официально действующих мечетей. Даже антииммигрантские, просуфийские и гипертрадиционалистические, монархические и черносотенные настроения отдельной части мусульманского духовенства не гарантируют их носителям благосклонность лиц, принимающих решения по поводу строительства новых мечетей. На примере Москвы с ее «альтернативными муфтиями» мы это видим уже на протяжение 10 лет. А давление снизу – от массы верующих - очевидным образом нарастает и будет нарастать. И тут наиболее вероятным вариантом видится появление этнически ориентированных небольших молелен, духовенство которых будет целиком зависеть от лидеров своей диаспоры, нежели от муфтиев. На самом деле это уже есть в России: ДУМ Дагестана во многих российских городах строит подобные молельные комнаты, которые ориентируются на аварцев, на определенный тарикат с распространением определенной идеологии.

Каким бы фантастическим не казался сегодня такой сценарий, но и повторения европейского опыта у нас не следует исключать. Будем надеяться, что этот клубок нерешаемых годами проблем может быть распутан. Не буду называть ответственных, тут должны и в Администрации Президента, и в других органах помогать решать нам эти вопросы. И все-таки пандемия и ее последствия, думаю, будут способствовать нашему общему выздоровлению, очищению и осмыслению происходящего во имя устойчивого, светлого будущего мира.

Благодарю за внимание.

14 октября 2021 г., Казань


14 октября 2021

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Mail.Ru

Возврат к списку

Прямая речь Польза Мавлида и порядок его проведения.  Из книги Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина "Ислам: вероучение, поклонение, нравственность, закон" Польза Мавлида и порядок его проведения. Из книги Муфтия Шейха Равиля Гайнутдина "Ислам: вероучение, поклонение, нравственность, закон"
Расписание намазов
04 Дек. 2021 фаджр6:36 шурук8:39 зухр12:21 аср13:44 магриб16:00 иша17:56
В Москве 02:23